Биография Набокова В. В.
 
Набоков В. В. (1899-1977) родился в Петербурге в богатой и знатной семье с длинным списком предков, служба которых была высоко оценена Российской империей.  
 
Дед будущего писателя, Д. Н. Набоков,  бывший   министром юстиции при двух царях, прадед Н. А. Набоков — морской офицер, отец, адвокат, один  из лидеров партии кадетов, есть на страницах многих энциклопедий.  
 
Деды  его матери: золотопромышленник В. Руковишников и президент Императорской Военно-медицинской академии Н. И. Козлов так же оставили память о себе. 
 
Сам писатель в романе "Другие берега" признается, что,  живя в России до двадцати лет, совсем не интересовался своей родословной. 
 
Набоков-ребенок рос в обстановке  либерализма, изобилия и духовного роста. Его воспитывали как "гражданина мира", он говорил на  нескольких языках, играл в  теннис, ездил на велосипеде, позднее заинтересовался энтомологией. 
 
Образование продолжил в элитном Тенишевском училище.
 
Во время революции семья перебралась на юг, где Набоков-старший был членом Крымского правительства. 
 
В 1919 г. Набоков приезжает в Лондон и поступает в Кембриджский университет. Его интересы — французский язык и энтомология.
 
В 1922 г. он переезжает в Берлин, где начинает публиковаться в эмигрантской периодике. 
 
Россия для Набокова существовала в воспоминаниях, вызывающих волшебные ассоциации. Но огромная Родина с  миллионами соотечественников,  устремленных к новой жизни, представляла  "скучную страницу". 
 
Герой его романа "Дар" вроде бы и грезит побывать на родине, но в романе "Другие берега" уже достаточно автору в "горах Америки вздыхать по северной России". В романе "Ада" персонаж просто сожалеет, что русский знает "в совершенстве"
 
В 1937 г. В.В. Набоков переезжает из Германии в Париж, позднее — в Америку.  Свои произведения он пишет на английском языке и они издаются  под  настоящей фамилией. 
 
В 1960 году он вернулся в Европу, поселился в Швейцарии.
 
Феномен В. В. Набокова состоит в широком диапазоне оценок его творчества: от  безусловного экстаза  до абсолютного неприятия.