Для меня Гамлет – это человек, который не страшиться задавать самые сложные вопросы бытия. Простых ответов на них не существует – именно поэтому люди стараются избегать их в повседневной жизни.

Вечные вопросы бытия

Вопрошать о последних истинах мироустройства способен либо человек, находящийся в трагической ситуации, либо тот, чье сознание пребывает в пограничном состоянии. Именно таково положение Гамлета, который переживает стресс встречи с призраком собственного отца, узнает имя виновника его гибели и получает просьбу отомстить убийце.

Но ответы на вопросы о справедливости мироустройства и смысле жизни не всегда оптимистичны. Чаще всего они не облегчают существования, но, напротив, ставят человека в ситуацию крайнего выбора: быть или не быть.

Поэтому публично вопрошать и получать ответы на эти вопросы позволено либо шутам, либо сумасшедшим. Это понимает принц Датский, с готовностью принимая образ безумца, которого видят в нем окружающие. Об этом известно и автору пьесы, который заставляет Гамлета произносить свой главный монолог с черепом царского шута в руках.



Все прочие, кто прочно погружен, в трясину удобного мира, даже не подозревают о существовании его оборотной стороны. Королева Гертруда не видит призрака убитого мужа, с которым говорит Гамлет. И незнание истины спасает ей жизнь.

Похвала сомнению

Сомнение удерживает от немедленной мести и принца. Пока в его распоряжение есть только слова обвинения. А чтобы совершить поступок, обнажить шпагу ему необходима абсолютная уверенность в виновности Клавдия, который должен выдать себя действием.

Но какова сила стали в битве – таково и могущество слова при разыскании истины.

Своим оружием Гамлет выбирает слова, которые приглашенные актеры произносят во время представления. Наблюдающий за действом Клавдий крайней степенью взволнованности обнаруживает свою причастность к убийству. И тогда, получив подтверждение словам призрака в реальности, Гамлет принимает окончательное решение о мести.