Первое знакомство

Свёрток с невеликим филигранным футляром курьер вручил Княгине посредством служанки.

Изнутри футляра очутился золотой, низенькой пробы раздутый браслет, исстеленный гранатами, средь которых размещался небольшой изумрудный камушек.
Приложенное в футляр извещение, содержало поздравление и мольбу получить украшение, принадлежавший прабабушке. Зелёный камушек крайне редкостный зелёный гранат, высказывающий талант провидения и уберегающий представителей сильного пола от насильственной кончины.

Князь Василий Львович продемонстрировал в этот период собственный потешный домашний альбом. Его повествование пестрило юмором и прибаутками. После чая гости принялись уходить. Пожилой генерал Аносов, коего Вера и ее сестренка Аннушка называли дедушкой, просил княгиню объяснить, что в повествовании князя правдивость.

Тайный почитатель принялся ее преследовать посланиями 2 года, вплоть до замужества. Несомненно, он регулярно наблюдал за ней, ведал, в каких местах возлюбленная бывала, какие посещала вечера. Когда Вера, также письменно, просила никак не тревожить ее собственными преследованиями, он замолкнул о влюбленности и обошелся пожеланиями согласно праздничным дням.

После отъезда гостей супруг Веры и братец ее Николай приняли решение найти воздыхателя и возвратитьукрашение. В скором времени  они знали местоположение.

Это был мужчина возраста 30 — 35. Он никак не отвергал ничего и принимал похабень собственного действия. Обнаружив некое понимание и сожаление в князе, он пояснил ему, то что, к сожалению, боготворит его спутницу жизни и ни ссылка, ни заключение никак не уничтожат данное ощущение.



Неожиданное известие

На следующий день в печатном издании Вера прочитала о самоубийстве госслужащего ревизорской палаты Г. С. Желткова, а под вечер почтальон принёс его письмо.

Желтков писал, что для него вся существование состоит только лишь в ней, в Вере Николаевне. Это влюбленность, которою Господь  удостоил его. Покидая, он в экстазе повторяет: «Да святится имя Твоё». В случае если возлюбленная вспомнит о нём, то пускай сыграет ре-мажорную часть бетховенской «Аппассионаты»

Вера никак не могла не поехать попрощаться с данным человеком.

Лицо лежащего в гробу было умиротворенно, как бы он увидел большую загадку. Вера подняла его голову, возложила около шеи огромную  розу и поцеловала. Она понимала, что влюбленность, о какой желает любая девушка, миновала возле неё.

Вернувшись к себе, она застигла только лишь собственную университетскую подружку, легендарную пианистку Женни Гирька. «Поиграй для меня».

Она прослушивала, и врассудке ее слагались фразы, как бы куплеты, кончавшиеся мольбой: «Да святится имя Твоё». «…Он извинил меня»

И там, где падают на бумагу его слёзы, чернила расплываются кляксами. (с) А.И. Куприн