Незнакомка Блока как некая мифическая аллюзия, она и реальна более чем весь представляемый поэтом мир, и не реальна в противопоставлении повседневности. Повседневность, распростертая в первых четверостишьях стиха, предстает в закатном свете. На вечереющем переулочном городе обыденные картины, привычные до тошноты, и замыленный взгляд глух к весеннему духу, который пьян.

Изо дня в день проплывают сюжеты — гуляние дам с проверенными спутниками, которые и способны только на остроты, будничный детский же плач, визг женщины, которые не трогают никого. Сюжеты, которые не имеют ни развития, ни окончания, на смену одним пьяницам приходят другие, так же неистово пытающиеся забыться в вине. Это настолько ошеломляет и примиряет с такой действительностью даже диск, находящийся много выше всего, но уже насытившийся рутиной.

Даже вино не способно оживить обрисованное, поскольку поэт на каждодневном свидании со стаканом пытается уплыть от реальности. Он средь шумной толпы, один на один со своей дозой одиночества — отдельности от всего происходящего, но все же в ожидании. Ожидание оправдывается, когда приходит эфемерная незнакомка. Она вносит очарование и пленит душу поэта, уносит ее в дали своих шелков, в многослойность  своего образа.



Блок описывает незнакомку, скорее как бестелесное дуновение, чем как конкретную фигуру. На фоне темных красок используемых в стихотворении, она, представшая нам в трауре, все же ярчайшее пятно. Разбавляет своими духами, тяжелый дух весны, околдовывает духовной близостью, такой же не реальной как она сама.

Незнакомка солнечное вино, разгоняющее пустоту повседневности, воплощение женственности в пошлом пресыщенном мире, который задыхается от слоя вульгарности. Поэт сохраняет личное сокровище, подаренное ему случаем, он таит его в глубине, дабы никто не мог изгнать видение незнакомки, и определить словом, реальна она или иллюзорна. Являясь, каждый раз, она привносит нотку надежды, любви, дает способ просуществовать до следующего вечера, когда снова разгонит вино кровь и появиться она.