Вся сознательная жизнь Лермонтова прошла в период, наступивший после восстания декабристов. Только с учетом той действительности и тенденций той эпохи можно правильно оценить и понять творчество Михаила Юрьевича. Интеллигенция того времени задавалась вопросом о том, чем же были эти события для страны – следствие деятельности отдельных личностей или неизбежность?

Повесть «Фаталист» является завершающей в романе, создавая своеобразное «композиционное кольцо».  Повествование идет от лица Печорина. Заключив пари с поручиком Вуличем, отчаянным человеком и азартным игроком, Печорин хочет узнать есть ли предопределении или  человек сам властен над своей судьбой. Печорин описывает как человек, взявший в руки пистолет и решивший испытать собственную судьбу, мгновенно приобрел власть над окружающими.

Будучи боевым офицером, Лермонтов не раз видел смерть товарищей и понимал старых воинов, говоривших о «печати смерти», появлявшейся на лице обреченного за несколько часов. Такую вот печать замечает Печорин на лице Вулича,  держащего пистолет. «Вы нынче умрете!» — говорит он поручику. Пари окончилось осечкой, Печорин замечает Вуличу, что тот сегодня удачлив в игре. В душе же Григория Александровича мучают сомнения, не ошибся ли он, увидев роковую печать на лице противника.

Возвращаясь домой, Печорин уже почти смеется над собственными мыслями о фатуме, но утром он узнает, что Вулич мертв. Поручик сам остановил на улице своего убийцу, пьяного казака, разрубившего его шашкой. Умирая от ранения, Вулич произносит фразу, обращенную к Печорину: «Он прав!».

Сам Печорин решает испытать судьбу, ворвавшись в дом, где заперся убийца Вулича. Пьяный казак не желает покоряться собственному жребию, и Печорин выступает в роли того, кто исполнит небесное предзнаменование. Пуля, выпущенная казаком, лишь срывает с Григория эполет. Все же, именно в этот момент, когда, казалось бы, доказано существование фатума, Печорина одолевают сомнения. Печорин как обычно двойственен, говоря, что он действует смелее и решительнее, когда знает, что его ожидает.

Словами своего героя говорит Лермонтов, что всякая душа испытывает наслаждение, вступая в борьбу с людьми или с судьбою. Фатализм для Лермонтова ни в коей мере не исключал активного вмешательства в события. По душе Михаилу Юрьевичу была свобода действий и вторжение в ход событий, казалось бы, заранее предопределенных.