Вопросы, заданные человечеству войной.
Я думаю, главный вопрос, поставленный перед человечеством войной: о ценности человеческой жизни. Действительно ли она так мало стоит, что за флаг, водруженный над сельсоветом, можно отдать десятки жизней? И о ценности человеческой души. Действительно ли идеи, за которые сражаются бойцы, стоят тысяч душ, искалеченных убийствами, измученных созерцанием смерти?
Враги могли бы быть друзьями
Из отечественной литературы о войне мне запомнился рассказ белорусского (тогда советского) писателя Василя Быкова «Одна ночь». В ней идет речь о двух бойцах, советском и немецком, которым пришлось провести ночь в засыпанном обломками подвале.
Оказавшись запертыми в тесном помещении, Фриц и Иван вместе начинают мирно трудиться, чтобы выбраться оттуда. Когда на Ивана обрушивается потолок, Фриц не претендует на автомат Ивана, а вытаскивает русского из завала. Сам Иван думал о том, чтобы убить немца. Но:
Как стрелять в него, если вдруг во вражеском мундире предстал перед ним самый обыкновенный человек, который и к Ивану относился уже не как враг, а как сообщник и друг?

Однако выбравшись наружу, Иван стреляет в немца, когда тот бросается бежать к своим. Он и сам не знает почему. По законам военного времени он прав. Но почему-то «ему хотелось ругаться от боли и тупой несправедливости того, что случилось».

Война заставила двух мирных тружеников считать друг друга врагами. Война заставила одного из них убить другого. Странно и горько сознавать, что в мирное время они могли бы подружиться…

Смелость сделать выбор

Другая книга включает эпизоды обеих мировых войн – это роман Джона Фаулза «Маг». Главный герой сразу же попадает в бой, в котором его отряд терпит сокрушительное поражение. Оказавшись в грязной воронке, рядом с мертвыми телами таких же мальчишек, он проникается к войне ужасом и отвращением и… дезертирует.

Паренек, сбежавший из армии, вынужден скрываться в чужой стране под чужим именем. За бегство он презираем матерью и любимой девушкой. И даже читатель не знает, как к нему отнестись: слово «дезертир» — это почти приговор.

Но трусость ли это – уйти из битвы, в которую безжалостно бросили тебя главы государств, безразличные к твоей судьбе, любви, мечтам? Трусость ли это – из любви к жизни принять решение, которое навлечет на тебя несмываемый позор? Мне кажется, это скорее смелость, способность самостоятельно отвечать за себя и принимать решения.

Война корежит тела и души людей. В цивилизованном мире она не имеет права на существование.