Война – это самое страшное и бесчеловечное, что может быть в мире. Есть такое выражение – уроки истории. Так говорят об исторических событиях, которые запомнятся человечеству навсегда и которые иллюстрируют самые страшное, что могло произойти в истории народа.

Бабий Яр… Это место всегда будет напоминать всему человечеству о ужасных временах нацистского террора. Здесь погибли тысячи людей. А все из-за того, что они верили в «неправильного» бога, были «неправильной» национальности и говорили на «неправильном» языке. Евреи – нация, которая смогла сквозь веки пронеси свою самобытность, — и поплатилась за нее.

Акция геноцида евреев под Киевом была спланирована с чисто немецкой педантичностью. Спрятаться успело очень мало людей. Большая часть оказалась в Голосеевском лесу, став перед огромными рвами и дулами пулеметов. Свидетели отмечали, что расстрел длился долго, очень долго, а потом над этим местом черной тучей висели хищные птицы…

Мне кажется, что такие места, как Бабий Яр (а были еще Хатынь, блокада Ленинграда и многие другие), уже не принадлежит людям – оно целиком принадлежит памяти о тех, кто остался здесь навсегда. Это слишком страшно, чтобы об этом говорить. Становится жутко, когда рассматриваешь фотографии тех времен. Палачи фотографировались на фоне гор убитых ими людей, весело улыбаясь. И неужели смерть миллионов останется лишь статистикой? Неужели можно попытаться уничтожить целый народ? Тем людям, которые стояли с другой стороны рва, казалось, что можно…



Ежегодно в Бабьем Яру проходят торжественные события, которые посвящены той страшной трагедии. Сюда со всего мира приезжают родственники погибших и просто небезразличные люди, чтобы отдать дань уважения тем, кто сполна ощутил на себе всю бесчеловечность войны.

Кажется, что после такого урока истории это не должно повториться. Но человеческая память короткая, и все повторяется снова и снова. Неужели на Земле всегда будут места, где будут погибать тысячи людей? «Люди, будьте внимательными и милосердными!» — призывает нас память, и мы чувствуем в этих словах короткий, но тяжелый вздох отчаяния и скорби.